Стас Матяшов (stasmat) wrote,
Стас Матяшов
stasmat

Categories:

Проект по выживанию на Камчатке: реализация и начало выживания


Изображение
Наш быт в Петропавловске. Сергей как бы в шоке от количества того, что ему придется нести

Всё! Мы на Камчатке! Девятичасовой перелет и такая же разница во времени относительно Москвы. Организм был немного не в себе, и мы еще долго не могли понять и поверить, что находимся на краю света. Настали приятные моменты пожинания плодов долгой организационной подготовки. В аэропорту нас встретил Сергей – местный фотограф, с которым мы познакомились через интернет. Он отвез нас в уже ждущий домик на базе МЧС. Домик был очень уютный: два этажа, просторно, всё новое, огромная массажная душевая кабина, холодная и горячая вода, куча диванов. Сразу же договорились с МЧСниками о трансфере на Мутновский вулкан следующим утром. Можно было расслабиться и спокойно собраться в дорогу. Утром отправились в путь.

Мы разбили всё наше пребывание на Камчатке на 2 этапа: первый - акклиматизация с посещение Мутновского вулкана, и второй – собственно выживание в районе вулкана Бакенинг. В первый период я еще не выживал, мы тренировались работать с камерой и заодно посетили одно из самых интересных мест Камчатки - окрестности Мутновского вулкана - одного из крупнейших термально-активных мест в мире! В частности Дачные термальные источники. Интересное место – из-под земли во множестве мест вырывается кипяток и пар с разной интенсивностью и температурой. Всё это создает сюрреалистический пейзаж. Эти источники дикие, не облагороженные и в этой естественности их большой плюс. Уже потом мы узнали, что многие другие источники не так живописны и по большей части представляют собой облагороженные ванны в земле безо всякого сюрреализма. Ну и конечно купание-отмокание в горячей воде в диких источниках под открытым небом, когда на улице довольно холодно и в сотне метров уже лежит снег – это удовольствие совершенно нового порядка.
На источниках мы провели два дня, попеременно отмокая в горячей воде и снимая фото и видеоматериал, как для фильма, так и для спонсоров.

Изображение
Дачные термалы. Не обошлось без мракобесия :)

Далее мы отправились к следующей достопримечательности – к кратеру, в котором постоянно происходит термальная фуморольная активность. Протопав порядка 6 км и одолев перевал, мы стали лагерем. Погода испортилась, небо затянуло облаками, было холодно, туманно, постоянно хмарилось и моросило. На следующий день мы не решились идти в кратер с техникой, т.к. погода не предвещала хороших условий для съемки. Сходили налегке на разведку. На следующий день мы перенесли лагерь поближе к кратеру. Еще 2 дня мы провели в палатке, почти не выходя на улицу. Погода была совсем депрессивной – сильный ветер, мелкий дождь, хмарь. По ночам ветер становился такой силы, что приходилось выходить и укреплять палатку камнями по периметру. Что удивительно, высота была всего порядка 900 метров, но погода и ветры были просто жуткими. А буквально в 300 метрах внизу уже светило солнце и была хорошая погода. Т.е. облака, ветры и дожди висели исключительно над Мутновским вулканом.

Когда погода более-менее улучшилась, мы пошли на съемки. Путь к кратеру и фуморольной площадке лежит по ущелью. Всюду следы чудовищных оползней и камнепадов. Красота термальной активности открывается по нарастающей. Сперва можно видеть парящие выходы далеко внизу, потом, поднявшись выше, к ним добавляется панорама с изумительного цвета ледником и разрушенных острых скал. Далее попадаешь в самый центр этого действа – на фуморольную площадку. Словно ворота, началом этой площадки служат два живописнейших выхода серного газа с накипью вокруг них причудливой формы и ядовито-желтого цвета. За ними идет бесчисленное множество различных парящих ям и кипящих луж. Тут же в низу обрыва течет река из тающих ледников. Во множестве мест русла этой речки, на стенках каньона и порой даже под водой из земли вырывается газ, создавая абсолютно неземной пейзаж. Серный газ вносил много дискомфорта. Когда попадаешь в серное облако, то сразу начинает разъедать глаза и жечь слизистую так, что дышать невозможно. Мне приходилось для съемки проходов через серный туман идти с закрытыми глазами и задержав дыхание, при этом не провалиться в кипящие лужи. К вечеру мы изрядно надышались серой, нам даже немножко поплохело. Кратер Мутновского вулкана находился в некотором удалении от фуморольной площадки, но тоже представлял художественный и эстетический интерес. Мы отправились в туда только под вечер.

Изображение
Именно это называется «Фуморол»

Кратер поразил меня своим контрастом и масштабами. Почти отвесные стены чаши и практически плоское дно. Газовые выходы просто огромны, ежесекундно выкидывают огромные клубы белого пара, всё это место напоминает фабрику облаков. Особо красивыми были выходы на стенах кратера. Периодически слышались звуки камнепадов, россыпи камней внизу говорили о том, что камни здесь падают очень часто. Только при нас, менее чем за час произошло 2 камнепада. Очень велик соблазн спуститься вниз, на плоское дно и посмотреть эту всю красоту поближе. Тут же видны следы совершения таких спусков – привязанная веревка уходящая вниз. При проверке на прочность она порвалась без особого напряжения – серный газ сделал свое дело. Но идти вниз без противогаза я бы не решился. Если на краю кратера еще можно убежать от серного облака, то там, внизу, деться будет некуда и можно просто задохнуться, когда ветер понесет серу на тебя. Удивительный и потрясающий своими масштабами вид очень располагал к созерцанию. Хотелось просто сидеть, ни о чем не думать и любоваться этим зрелищем. Быть в этом живом памятнике того, как образовывались горы и хребты на нашей планете – это здорово и незабываемо.

Настала пора уезжать в Петропавловск. Жаль, что погода не дала нам шанса сходить еще и на вулкан Горелый, который находился рядом. Он тоже все время был закрыт облаками. Мы вернулись в исходную точку, откуда нас забрал МЧСовский УАЗик. Первый этап был завершен относительно успешно – мы сняли много хороших и интересных кадров, вдоволь налюбовались пейзажами.
Теперь у нас был промежуток в несколько дней в Петропавловске, за которые нужно было многое успеть. Докупить необходимое снаряжение, о многом договориться, принять решение о местности выживания, встретиться и обсудить всё с местным фотографом и его другом - проводником, которые пойдут с нами, принять множество окончательных решений в плане идеологии и маршрута и т.п. Это были суетные и неспокойные дни, времени для расслабления совсем не было.

В эти же дни мы снова встретились с местным фотографом Сергеем и его другом, опытным туристом – Юрой. Они тоже пойдут с нами на основной этап. Местный Сергей организовал для нас поездку к берегу Тихого Океана, в котором мы с удовольствием искупались. Вода холодная 7-8 градусов. Но что нам холод перед величием океана! Самым неожиданным явлением на берегу океана были комары. Еще на берегу растет невероятных размеров шиповник – его ягоды размером со сливу были для нас в диковинку. У костра возле местных скал мы разложили все имеющиеся палатки, и было решено вместо 2-х палаток, взять одну большую, чтобы сэкономить вес. Мне, в свою очередь, было так приятно не беспокоиться об этом процессе – я то буду выживать, мне все-равно какая будет палатка.
Самым суетным был вечер перед отправлением, ребятам предстояло упаковать всё необходимое в рюкзаки, а вещей с учетом съемочной техники было очень много. Сергей, взвесив итоговый набор вещей, был в шоке: 41 килограмм. Мне же в этом плане было легче – вещей у меня практически не было, и в этом была своя особая прелесть выживания.

И вот очередным ранним утром мы отправились на выживание. Количество вещей погруженных в машину – ужасало. У фотографа Ивана было 3 фотоаппарата, у Сергея режиссера – большой кофр с камерой, штатив и всякая видео обвеска. И при этом никто не отменял прочее туристическое снаряжение. К этому всему еще добавился бензогенератор с канистрой бензина, дополнительная сумка с зарядными устройствами. Местные фотограф и проводник тоже были загружены по полной. В итоге у всех рюкзаки весили за 30. Проект официально начинался в момент высадки из машины в точке начала маршрута. До точки высадки было 4 часа пути. В машине я жадно кушал шоколадки, пирожки и бутерброды. По дороге у нас пробило колесо, и я вначале даже подумал, что ребята это нарочно подстроили, чтобы выживание началось для меня неожиданно. Но нет, все было по-настоящему. Поставив запаску, мы добрались куда хотели. Выгрузили вещи, спрятали бензогенератор и закладку, Сергей провел последний инструктаж: «Со Стасом не общаться, он сам по себе, мы – сами по себе. Он ведет нас, и мы везде следуем за ним, даже если начинает плутать – не подсказываем ему дорогу. В день идем 3-4 часа, чтобы успевать снимать и отдыхать». Всё. Пошли. Выживание началось.

Выживание: дни 1-4

Изображение
Первая ночевка

…Всё. Пошли. Выживание началось. Состав моих средств для выживания был таков: нож, огниво, репшнур, очки в футляре, фляга армейская с котелком, компас, карта, и сигнальный факел для отпугивания медведя. Сразу возникло неоднозначное чувство практически абсолютной свободы. Оно радовало и пугало одновременно. От этого в голове возникла какая-то непонятная пустота. Нет никаких целостных мыслей, только обрывки. Я и природа, один на один, и больше нет ничего. В первый день я еще не совсем понимал, что происходит и что мне угрожает. Не знал о чем мыслить, на чем сконцентрироваться. Старался наслаждаться красотой природы и радоваться, что я здесь, на Камчатке – в этом удивительном и красивом краю. Вечером я насобирал дров на всю ночь, чтобы поддерживать костер до утра. Заночевал под стволом поваленного дерева, слегка прикрыв себя от ветра его обломками. Первая ночевка была особенно тревожной. Я вздрагивал от каждого шороха, мне всюду чудились медведи. Спал довольно плохо, просыпался от холода, когда догорал костер, приходилось снова разжигать огонь. Замерзали ноги. С утра заварил Иван-чай и отправился дальше.

Внутренняя пустота убивала меня, и я решил выбрать для себя более близкую цель, чем конечную точку маршрута. Выживание – это не одна большая задача, это много маленьких задач и этапов. По плану я должен был пройти определенный маршрут, это имитировало ситуацию, когда человек потерялся где-то далеко в горах. Близ моего пути находилось несколько озер, и я решил поскорее добраться до одного из них, чтобы попытаться половить в нем рыбу и поохотиться на берегах на прочую живность. Возле больших масс воды всегда больше жизни, чем на склонах гор.

День 2
Изображение
Вид из домика

Весь следующий день мы шли и почти не снимали. К вечеру мы вышли к домику. В случае реального выживания я бы естественно заночевал в нем и воспользовался тем, что нашел в нем, но концепция фильма не предусматривала таких бонусов. Я отправился строить укрытие.

День 3
Изображение
Вот тут мы должны был быть на третий день

На следующий день я встал поздно. Утро стало моим любимым временем суток. За ночь я сильно выматывался от прерывистого сна, неудобного настила, холода и страхов. А утром, когда выходило солнце, становилось тепло и уже не нужно было следить за костром, я мог позволить себе немного поспать без напряжения. Первое что я увидел по пробуждению – был Серега с камерой. Я понял, что уже довольно много времени и начал вставать. Кроме Сереги я никого не видел этим утром, решил, что они задерживаются в домике и потом нагонят нас.

Это был третий день. В организме из-за голода начинались переходные процессы, я плохо соображал и просто на автопилоте шел, смутно помня задуманный маршрут. В голове было совсем пусто. Я раздражался из-за медленной скорости нашего передвижения. Огромный рюкзак Сергея не позволял идти быстро, тем более что мы часто останавливались для съемок проходов. Для меня это было непривычно, я все время торопился. Открывающиеся чудесные виды создавали внутренний контраст спешке и раздражительности. Всё смешалось.
Ближе к полудню мне стало совсем не по себе. Хотелось упасть и уснуть. Рациональное мышление и рассудительная деятельность в этот промежуток времени совсем отсутствовали, и это вылилось в неверно принятое важное решение. Начался небольшой подъем (до этого мы шли по горизонтальной долине) и я ошибочно принял его за ключевую возвышенность на карте, где мне нужно повернуть к озеру. Это был критический момент. Я повернул не туда, но тогда еще не знал этого.

Мы поднялись довольно высоко. Троих наших спутников всё еще не было видно, я старался не думать об этой проблеме, хотя в глубине души понимал, что где бы они сейчас ни были – здесь они нас не найдут. Вполне логичным было бы обсудить этот момент, но общаться было нельзя. Мы всё шли и шли вверх. Я начал приходить в отчаяние, но боролся с этим состоянием мыслями о том, что мне по большому счету все равно где выживать. Но до конца освободить сознание не давала ответственность перед проектом. Сами того не замечая начинаем относительно много общаться.

Сергей сказал мне, что на самом деле наши «друзья» не отстают, а ушли гораздо раньше нас и сообщили, что будут стоять на перевале. «Что за бред?!» - подумал я. Ведь очевидно, что разделившись в незнакомой местности, собраться потом вместе нереально. Теперь мы выживали уже вдвоём, с той лишь разницей, что у Сергея была еда, спальник, но при этом 41 килограмм в рюкзаке.

Смешанные и контрастные чувства были в это время. Все было не так уж плохо, но и многое меня волновало. Это трудное состояние, когда нельзя полностью предаться одному настроению, поэтому приходилось делать сильные внутренние усилия для поддержания себя в стабильности.

День 4
Опять трудная ночь. Дрова на берегу были сырыми, и чтобы разжечь теплый костер приходилось делать много усилий. Просыпаясь ночью от холода, я порядка сорока минут тратил на восстановление костра. К концу ночи у меня даже не было сил, чтобы дуть на тлеющие угли. Я не мог дождаться утра, чтобы немного поспать без напряжения. Но и тут я не мог успокоиться, постоянно спешил и не мог расслабиться – мне хотелось поскорее выбраться к озеру, и поэтому я постоянно поторапливал себя.

Место, где мы ночевали, оказалось своеобразной ловушкой. Сергей физически не мог пройти по склону, где шел я. Огромный рюкзак смещал центр тяжести и Сергей просто соскальзывал со склона, даже если полз на четвереньках. И еще он периодически попадал в ловушку из стланика – рюкзак со штативом поперек застревал в ветках, и ему приходилось снимать всю свою ношу и протаскивать все по частям. Эти 400 метров траектории и 300 метров набора высоты заняли у нас около 4-х часов. При этом мы через силу заставляли себя периодически снимать. Меня снова мучили перепады настроения. Наш темп сильно угнетал меня, обстоятельства давили, но глядя на окружающую красоту, я приходил в восторг и радовался. Красота спасала меня.

Перед выходом на гребень, Сергей уходил вперед, чтобы снимать мои первые впечатления. И всегда, перед тем как мне откроется новый вид, я ждал, пока Серега развернет камеру, чтобы снять свежие и живые эмоции. Мы вышли за гребень. Озера за ним не оказалось. Я уже понял свою ошибку в навигации и знал необходимое направление. Спускаться вниз и искать дорогу я не хотел, т.к. планировал выйти на желанное озеро по верху. Тем более что здесь, наверху, на высоте более 1000 метров виды были просто потрясающими. Мы пошли к следующему отлогу, за которым я, как и раньше, надеялся увидеть озеро.

Вулкан Бакенинг был хорошим ориентиром. Я по компасу определил свое местоположение. Всё говорило о том, что за тем видимым отлогом уже точно должно быть видно озеро. Эти мысли очень обнадеживали меня, я спешил, раздражался на наш темп, очень хотел заглянуть за гребень. И какого же было моё разочарование, когда за очередным отлогом не оказывалось озера. Постепенно приходили мысли о неадекватности карты, т.к. я не находил на ней соответствующих реальности форм рельефа. Я уже не знал, кому верить – своим ощущениям или карте.

Следующий отлог – тоже ничего. Контрасты становились всё сильнее: с одной стороны я не видел своей цели, но вновь открывающиеся виды так радовали глаз, что я забывал о многих проблемах. Шел четвертый день. Уже вечерело, пора было становиться на ночлег. Штурмовать следующий отлог было решено завтра. Издалека определяем место для ночевки. И вдруг… Медведь! Идет себе как рас там, где мы наметили ночевать, уходит вдаль. Но это не изменило наших планов. Закат застал нас во время бивуачных работ. Это был, наверное, самый красивый закат за все путешествие. Вокруг – резкие, контрастные скалы, безоблачное небо изумительного цвета, вулкан Бакенинг, подсвеченный заходящим солнцем – я оставил все дела, просто стоял и любовался закатом. Настолько хорошего настроения у меня не было уже давно.

Изначально показавшееся мне совсем непригодным место для ночлега оказалось в итоге самой лучше ночевкой из всех. Сухие дрова разгорались быстро, рядом было много шишек, которые я запекал в углях. Из плоских камней я построил отражатели вокруг костра – от этого было гораздо теплее. А перед сном положил в ноги нагревшийся камень, было очень приятно чувствовать тепло на ступнях, которые все время мерзли на предыдущих и последующих ночевках. Утро было столь прекрасным, что у меня практически не было мыслей. Они были не нужны. Я как бы стал частью всего этого. Растворился в природе. Все те трудности, по пути в это место окупились с лихвой закатом и рассветом. Я настолько зарядился нынешней красотой, что морально воспарял и был в боевом состоянии духа – идти дальше, вперед, к цели!

Следующая часть — Финальный этап выживания...
Tags: выживание, камчатка, отчет, проект, путешествие, экстрим
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments